Что пишет пресса о питомцах "Холзан"  
Главная  

Мой сайт

Что пишет пресса о питомцах "Холзан"

Скачать файл: История сокола: Ольга Щербакова (2.2 МБ)


В этом раздели можно ознакомиться с авторскими очерками о питомнике "Холзан".  Статьи выкладываются на сайт с разрешения авторов и не редактируются.

 

 

 

Наталия НАСОНОВА: Небесные Охотники

Наталия НАСОНОВА: Небесные Охотники

Она родилась в Японии, там главной ее добычей были обезьяны. Однажды залетела на Дальний Восток – полакомиться нашими зайцами. Браконьер выстрелил в диковинную птицу – в итоге представительница исключительно редких дальневосточных хохлатых орлов оказалась… среди уральских сосен – в Центре по реабилитации и мониторингу хищных птиц «Холзан». Заморскую гостью подлечили, но правое крыло так и осталось висеть – на волю выпускать нельзя.

В уникальный питомник, расположенный недалеко от Екатеринбурга – в живописном районе поселка Кашино, пернатые хищники со всей России попадают разными путями. К сожалению, на каждом из этих путей – столкновение хищной птицы с цивилизацией: ястреб, налетевший на провода ЛЭП, сокол-пустельга, сбитый бешено мчавшимся автомобилем, редкая неясыть, подстреленная охотником из дробовика. Заботливые руки сотрудников питомника врачуют раны, порой даже накладывают швы и гипс, размещают птиц в просторных деревянных вольерах, устраивают их дальнейшую судьбу.

Руслан Салимов, кандидат биологических наук, представляет мне обитателей «Холзана». Делает это по старшинству. Филин Буба (по-латински bubo-bubo – филин) – одноглазый старожил питомника. Попал сюда в очень тяжелом состоянии. Долго не мог выкарабкаться. Но вот в вольер запустили самку… и пошел на поправку. Видимо, понял, – есть ради кого жить. Подружку Бубы с легкой руки ребятишек, приезжающих на экскурсии, назвали Хуба. При нашем с Русланом появлении филин заметался по клетке, демонстрируя, что за даму есть кому постоять.

У беркутов, обитателей другого вольера – своя история. Пару на размножение посадили в отдельную глухую клетку. Птицы начали строить гнездо, работники центра снабдили их заячьими шкурками. Но те, видимо, приняли их за добычу – растерзали в клочья. А материалом для гнезда послужили веточки и… линолеум, прибитый на кормовой столик. Появились сомнения: самка молодая, все делает как-то не так, будет ли вообще потомство? Приняли решение временно обменять ее на другую из екатеринбургского зоопарка. Обмен произвели. Но… самцу такой маневр не поглянулся. Гостью не принял – гонял, бил. Пришлось всех вернуть на свои места. Воссоединенная счастливая пара два дня радостно кружила по вольеру.

С показа и подробного рассказа о каждом из небесных охотников и начинается знакомство гостей «Холзана» с удивительным миром пернатых, большая часть которых занесена в Красную книгу. Затем – чаепитие за самоваром в уютной охотничьей избушке или в лесной беседке, показ фильма о хищных птицах и… «гвоздь программы» – встреча с соколами-балобанами – невероятно красивыми, изящными птицами, которые в прежние времена ценились наравне с золотом, мехами и породистыми лошадьми. Возрождение охоты с ловчими птицами – одно из направлений работы «Холзана». В центре проводится специальное обучение соколов и соколиные охоты на подсадных фазанов, которых специально разводят для этих целей.

Все соколы-балобаны, что живут в вольерах питомника, рождены в неволе. Первые несколько птиц были конфискованы таможенниками международного аэропорта Кольцово у подпольных торговцев природными редкостями, которые нелегально хотели вывезти их в Эмираты. (В древности стоимость одной такой птицы могла быть приравнена к стоимости верблюда, сейчас – роскошного лимузина). С этого «конфиската» и началась родословная уральских балобанов. В «Холзане» вывели уже несколько поколений соколят.

На свет крылатые хищники появляются… в городской квартире Олега Светлицкого – директора и инициатора создания питомника. Разведение хищных птиц в неволе удобно и выгодно тем, что позволяет получать в два раза больше птенцов. Забирается первая кладка – соколы думают, что гнездо разорено, и несутся снова. «Высиженных» в инкубаторе соколят привозят из города и возвращают родителям. Таким образом, за год от одной пары получают не четыре-пять птенцов, а девять-десять.

Балобан – охотник, и помимо кормления и необходимого ухода, он нуждается в постоянной «разминке» крыльев. «Хэть, хэть … хэть!» – звучит в лесу, – и сокол взмывает к небесной синеве. Раз за разом научный сотрудник Алексей Бахтерев, сокольник центра, размахивает вабилом – шнуром с имитацией соколиной добычи, и птица, взлетая над лесом, тут же опрометью бросается вниз.

Отследить полет сокола невооруженным взглядом очень сложно: в момент атаки хищник развивает скорость до трехсот километров в час... «Сфотографировать вряд ли получится, ­– сразу предупредил Алексей, – даже на видео сложно снять». Показав несколько захватывающих фигур «высшего пилотажа», хищник по знаку сокольника садится к нему на кисть или запястье руки, защищенной специальной перчаткой: когти балобана впечатляют… Прямо на руке сокольника птица рвет и жадно глотает мясо, которое ей протягивают как поощрение.

Если тренировка так завораживает, то что говорить о настоящей соколиной охоте? Открытое поле, холодный и дерзкий ветер, много неба, шум травы и птица, в клобуке сидящая у вас на кожаной перчатке. Но вот клобук снят! Оглядевшись по сторонам, сокол срывается с руки. Стремительно набрав большую высоту, крылатый охотник набрасывается на добычу сверху. В атаке балобан стремителен, маневрен и красив. Он точно и неотвратимо рассчитывает траекторию своего пике на сумасшедшей скорости.

К добыче сокол не притрагивается. У сокольников так заведено: после охоты птице выдают суточный паек, а добычу отбирают. Человеку везет больше! Если заказавшему охоту заблагорассудится отведать пойманную дичь, прямо на поле разводят костер. Шашлык из фазана после «царской забавы» – лучшее угощение.

Конечно, с ружьем дичи можно набить в несколько раз больше! Но сокольники со стажем утверждают, что охотиться с любимой птицей, вместе с ней волноваться и радоваться – удовольствие куда более острое. Видимо, это сумел почувствовать и один из постоянных гостей «Холзана» – американец, входящий в руководящий состав завода в Сухом Логу. Сокольник-любитель из Оклахомы прошлой осенью каждый уик-энд проводил на уральских просторах за охотой на фазанов и ворон. К слову, не он один.

Час пути отделяет суету мегаполиса, потоки машин, смог над джунглями из бетона, стекла и железа от пьянящего соснового воздуха и деревянных вольеров с их необыкновенно красивыми, мощными и бесстрашными обитателями, о каждом из которых можно рассказывать легенду за легендой. Вот этим гордым поворотом головы любовался Чингисхан, этот крик отвлекал от государственных забот Ивана Грозного, этот полет завораживал и завораживает не одного арабского шейха. Прикоснуться к истории, окунуться в стихию полета и скорости, познакомиться с людьми, готовыми посвятить свою жизнь этим необыкновенным властелинам неба. Вы еще не были в гостях у небесных охотников?

 

Наталия НАСОНОВА

 

NB!

Соколиная – царская, псовая – барская, оружейная – псарская. Соколиная охота – отдельная глава в истории человечества. Здесь есть свои взлеты и падения, периоды расцвета и упадка. Возникнув около 5 тысяч лет назад в Индии, соколиная охота быстро покорила мир, а расцвет «спорта царей» пришелся на раннее средневековье. В России первые соколы появились с правлением Владимира Красно Солнышко. Cамым большим ее почитателем был Алексей Михайлович Романов – отец Петра Первого. В его владениях насчитывалось около четырехсот птиц. Он выезжал на охоту с большой группой сокольников, на ловчих птиц надевались клобучки, вышитые яркими шелками, серебром и золотом, украшенные разноцветными перьями, нагрудники и нахвостники из дорогого бархата, унизанного жемчугом.

 

 

NB!

«Холзан» – единственный в России питомник, в котором хищных птиц лечат и выпускают на волю. За границей подобного рода центры получают от государства большую денежную компенсацию за каждую выпущенную в естественную среду обитания птицу. В нашей стране подобных законов, а соответственно и вознаграждений нет. Ситуация прямо противоположная – очень сложно получить разрешение на выпуск. В прошлом году в «Холзане» готовились выпустить в степь шесть-восемь молодых соколов. Птицы прошли специальную подготовку – их держали в вольерах, где не было видно людей, к ним запускали живых птиц и голубей. Ждали осени – к этому моменту птицы были в лучшей физической форме, а в природе – много пищи... Разрешение получили в середине зимы. Момент упущен, дождутся ли когда-нибудь эти соколы своего «выпускного бала»?


Кася Попова:Орнитологов опутали бюрократическими придирками

Абсурдная ситуация сложилась вокруг соколов-балобанов, выращенных энтузиастами для пополнения естественной популяции исчезающего вида птиц: чиновники не позволяют выпустить десять соколов на волю.   

Беркут с Колымы

Центр по мониторингу и реабилитации хищных птиц "Холзан" возник на голом энтузиазме орнитолога-любителя Олега Светлицкого. Светлицкий руководствовался возвышенной мечтой: возродить в России соколиную охоту - изысканное развлечение, большим любителем которого был еще Алексей Михайлович Романов. Девять лет назад бизнесмен на свои деньги создал центр, привлек единомышленников.  В селе под Екатеринбургом появились просторные вольеры, оборудование, научные сотрудники - энтузиасты защиты птичьих прав на выживание: практически все хищные птицы России занесены в Красную книгу.

"Холзан" начинался как госпиталь, и первым его пациентом стал ястреб-перепелятник, пострадавший в "автокатастрофе". В отличие, например, от ворон, глубоких мыслителей птичьего мира, хищники не отличаются выдающимся интеллектом и часто попадают в ДТП. Один из последних пациентов прибыл аж с Колымы, из заповедника "Магаданский", куда молодого истощенного беркута сдал дальнобойщик. "Краснокнижная" птица будто бы ожидала попутку на остановке транспорта около небольшого поселка. Когда шофер подошел к ней - сразу же села на протянутую руку. Ученые определили, что на воле этому беркуту не выжить: слишком "одомашнен" - привык к человеку и не умеет самостоятельно охотиться. Региональный Рос­природнадзор с Магаданским управлением по охране животного мира через Москву на самолете отправили найденыша на Урал. Сегодня беркута, названного Магги (от Магадана), вместе с такими же птицами, не способными выжить в природе, обучают охотничьим навыкам.

 Сейчас в центре около 80 птиц: орлы-могильники,  степные орлы, беркуты, соколы-балобаны и сапсаны, совы, филины и другие хищники. Экскурсии по центру -  единственный способ заработка орнитологов.

Размножение контрабанды

Таможня иногда поставляет сюда изъятых птиц, которых контрабандой пытаются вывезти в арабские страны (там хороший ловчий сокол стоит  более трех тысяч долларов). В 2004-м Екатеринбургская таможня передала в "Холзан" семь соколов-балобанов, которых сняли с борта самолета в аэропорту Кольцово. Контрабандиста, который перевозил птиц, туго завернув в полотенца и затолкав в сумку, приговорили к выплате штрафа в 450 тысяч рублей в пользу государства.

С появлением колонии балобанов центр начал осваивать функцию "родильного дома". Но поначалу птицы не соглашались размножаться. Ученые провоцировали их деликатесами. Самки не желали высиживать яйца - орнитологи испытывали различные типы гнезд, инкубаторов, подбирали режим выведения птенцов... И в 2005 году в "Холзане" появились первые птенцы балобанов. Так центр сделал первый шаг к выполнению совсем уж фантастической по нынешним временам задачи: расселению в естественные условия обитания птиц. В 2009-м состоялся первый выпуск соколов: в августе в заповеднике Аркаим Челябинской области на волю отпустили шестнадцать птиц.

Балобан на Аркаиме

В советские времена не без успеха разводили сайгаков, байкальскую нерпу, мускусных быков, зобастых газелей. На Среднем Урале восстанавливали популяцию бобров.

В современной России не существует ничего подобного глобальным советским программам. Но теория известна: животные должны быть готовы к самостоятельной жизни.

- Наши птицы, предназначенные для выпуска, не приучены к человеку. Они кормятся исключительно живым кормом - подрощенными цыплятами, крысами, перепелами, воронами, голубями. Содержатся вместе со взрослыми особями, которые своим примером дают понять, что нужно сделать, чтобы остаться сытым, - объясняет правила воспитания Алексей Бехтерев, научный сотрудник "Холзана". - Аркаим предоставляет великолепный кормовой ресурс для балобана, там водятся грачи, вороны, грызуны, а в окрестностях  много сельхозпредприятий, которые облюбовали голуби.

- Лучше этих мест для балобана не найдешь, - считает и научный сотрудник Аркаима, главный орнитолог Валерия Гашек.

Однако благое дело споткнулось.

В силках

Чтобы не усложнять процесс, сокольники могли бы выпускать птиц на волю, никого не спросясь, но легких путей не ищут. Выпуск редкой фауны в природу санкционирует федеральная служба Росприроднадзора, на десяток соколов оформляется фолиант страниц в сто. Отправить соколов на волю в 2008 году уже помешала волокита: разрешительную лицензию выдали в ноябре, когда в степи птицам не пропитаться. В следующем году документы подали, как только птенцы вылупились - к августу успели в самый раз! И в этом году поступили так же, но... споткнулись о Челябинское управление Рос­природнадзора РФ.

- Мы не имеем обоснований, почему этих птиц надо выпускать именно в Челябинской области. Выпускали бы в Оренбургской, где они чаще встречаются, - объясняет позицию ведомства и. о. начальника территориального управления Оксана Черноволова. Потом возможны и трансграничные перемещения - вдруг они улетают в Казахстан, а там и Иран недалеко? Или, может быть, мы выпускаем их на верную смерть? Пока эффективность не доказана, мы считаем ее нулевой - все равно что выбрасываем этих птиц. Чтобы исключить случаи незаконного оборота редких птиц, надо организовать систему наблюдений.

А время уходит - снова наступит осень, и о выпуске птиц придется забыть до следующего года, до следующей партии птенцов. "С боями пробиваемся", - по-военному описывает нелегкий процесс Олег Светлицкий:

- Это полнейший абсурд: мы выращиваем, воспитываем птиц, наконец выпускаем птиц их в природу - и после этого мы же еще должны их контролировать. Давайте нам по сто тысяч рублей на каждую птицу - мы навесим радиомаячки и будем следить за ними через спутник два-три года, пока батарейка не сядет, или оплатите работу орнитологов в поле. Давайте, нам самим это тоже интересно. Но у нас-то таких денег нет и быть не может...

- Я готова помочь, бесплатно и в свой отпуск вести наблюдение за выпущенными птицами. Но в том районе, где выпускают птиц, очень сложные полевые условия, поэтому по технике безопасности у меня должна быть маршрутная пара - коллега, а кто ему заплатит? - спрашивает Валерия Гашек. - Как трудно понять чиновникам, что эта акция неокупаемая, что только подвижник и фанат способен добиться таких результатов. Хотите наблюдений - так дайте денег, а не вставляйте палки в колеса.

комментарии

Вадим Рябицев,  президент Уральского орнитологического общества, главный специалист-орнитолог УрО РАН:

Хищных птиц в России вообще немного. "Холзан" выбрал специализацией симпатичных балобанов, которых почти не осталось. Выпуск даже десятка соколов в естественную среду - это капля в море. Но какая значимая капля для практически исчезнувшего вида! Ребята делают, что могут, кидаются на амбразуру, пытаются закрыть дыры в природе, пробитые деятельностью человека. И в этом случае придирки чиновников не оправданны. Да, хорошо бы проконтролировать поведение выпущенных соколов в природе, проследить пути их миграции и так далее. Но кто профинансирует такие работы? Когда в США реализовали такую же программу по сапсанам - разводили и выпускали их в природу, следили за ними с помощью радиомаячков, то каждая птица обошлась примерно в миллион долларов.

Татьяна Бокачева,  начальник отдела Управления Росприроднадзора по УрФО:

- Содержание диких животных, принадлежащих к занесенным в Красную книгу РФ видам, в неволе и выпуск их в естественную природную среду допускается в исключительных случаях по разрешению (распорядительной лицензии), которая выдается Федеральной службой Росприроднадзора  в Москве. По обращению НП "Холзан" сотрудники Росприроднадзора по УрФО провели натурное обследование условий содержания и подготовки к выпуску в условия дикой природы десяти соколов-балобанов, разведенных в 2010 году в вольерном центре НП "Холзан", которое показало у птиц отсутствие фактора беспокойства (присутствия посторонних людей), умения летать и самостоятельно добывать пищу. 

В соответствии со ст. 24 ФЗ "О животном мире" не должны допускаться действия, которые могут привести к гибели объектов животного мира, поэтому хотелось бы проследить дальнейшую судьбу выпущенных соколов-балобанов. Мы предложили альтернативные территории для выпуска, например Оренбургскую область, организацию системы контроля за выпускаемыми птицами. Я подчеркиваю: мы не требуем, мы рекомендуем. Согласование на получение распорядительной лицензии НП "Холзана" с целью выпуска десяти особей соколов-балобанов в настоящее время оформлено.


Аркаим выпустит на волю десять соколов-балобанов

Челябинск, 27 августа 2010 17:30, Ирина Поволоцкая. До конца лета десять соколов-балобанов будут выпущены на территории историко-культурного заповедник «Аркаим» Челябинской области.

Как рассказала агентству «Урал-пресс-информ» старший научный сотрудник заповедника «Аркаим» Валерия Гашек, в прошлом году на этом же кластерном участке (у села Кизильское) уже были выпущены восемь соколов-балобанов. «Место выпуска оказалось удачным, – рассказала орнитолог. – Но судьба птиц не отслеживалась, так как это дорогостоящая мера».

В ближайшее время будут выпущены птицы, которые были выведены в частном питомнике в этом году.

Выращиванием птиц для дикой природы занимаются сотрудники центра мониторинга и реабилитации хищных птиц «Холзан» (поселок Кашино, Свердловской области). «В частном питомнике «Холзан» соколов выращивают с соблюдением всех норм и правил, – рассказала Валерия Гашек. – Птицам не показывают людей, так как ручные птицы имеют мало шансов выжить в дикой природе. Для их кормления используют муляжи или взрослых птиц».

Выбранная территория является хорошей кормовой базой для птиц – они смогут там найти сусликов, много сизых голубей (рядом элеватор в Кизиле), есть горлицы и вяхири, а также различные виды куликов, воробьиных птиц. Все это создает благоприятные условия для выпуска соколов в этом месте, считает Валерия Гашек. «Выращенные в «Холзане» птицы прекрасно подготовлены к выживанию в условиях дикой природы. Они имеют хорошую упитанность, могут самостоятельно добывать себе пищу. За этих соколов можно быть спокойными», – уверена орнитолог.

Валерия Гашек отметила, что выпуск птиц на волю – это благородное, но хлопотное и затратное мероприятие. «На сегодня российское законодательство руководствуется в основном репрессивными мерами для сохранения редких популяций. Что касается выращивания птиц и выпуска их на волю, то существует слишком много препятствий, но финансовой поддержки нет, – отметила Валерия Гашек. – Сотрудников частного питомника – люди неравнодушные, все держится на их энтузиазме. Дай Бог, чтобы он не пропал».

По словам орнитолога, соколы-балобаны относятся к чрезвычайно редкому виду птиц. Они внесены в Красную книгу Российской Федерации, красную книгу Челябинскую области, а также в международную Красную книгу.

Балобан – вид хищных птиц семейства соколиных. Это достаточно крупный сокол. Он мельче кречета, но крупнее сапсана. Как и у других хищных птиц, самки балобана примерно на треть крупнее самцов и могут весить до 1,2 килограмма. Максимальный вес самцов не превышает 900 грамм. Редкий гнездящийся, кочующий, в некоторые годы частично оседлый вид.

Балобан распространен по горам на юге Сибири, в Предбайкалье, в Забайкалье по Селингинской степи, по всей территории Казахстана. Численность балобана всюду низкая.


Сначала мы птиц уничтожаем, а потом беремся спасать…

Это – загадка. То загадка, что бизнесмен Олег Светлицкий в деревне под Екатеринбургом вдруг почему-то на свои деньги взялся создавать питомник «Холзан» и разводить хищных птиц, в том числе соколов-балобанов. О них-то и речь.

Напомню: многие виды хищных птиц (и балобаны в их числе) на Урале, в России и во всем мире пропадают. На грани исчезновения. Точно не подсчитать, но, как прикинули эксперты, на земном шаре осталось 20 тысяч пар балобанов. Возможно, больше, но, допустимо, и меньше. В России этих птиц, по прикидкам, 500-700 пар. А у нас на Южном Урале увидеть балобана – большая удача и для орнитолога. Специалисты предупреждают: не исключено, что балобану осталось пребывать на земле еще лет пятнадцать.

Получается – что? Балобанов извело человечество, то есть все мы вместе, а спасать их взялся один Олег Светлицкий. Другими словами, когда мы все вместе бездумно доводим ситуацию до стадии критической, среди нас, как ни странно, обнаруживается кто-то один, например, Олег Светлицкий, который отчаянно бросается спасать от гибели тех же соколов-балобанов. Конечно, Светлицкий не один такой, есть и другие, ему подобные, но все равно их мало. На первых порах кажется, что их потуги безнадежны. Но они и дают нам повод вообще думать о людях хорошо. И они-то, в конце концов, поднимают остальных.
Итак, Олег Светлицкий взялся спасать балобанов. И что? Его ждал успех?

Скажу сразу: аплодисментов не было, нет и, судя по всему, не будет.

Первые птенцы в «Холзане» появились в 2005 году. Через четыре года 16 птиц, выращенных в питомнике, были выпущены на волю. Это произошло на одном из участков заповедника «Аркаим», ближе к Кизилу. В этом году «Холзан» намерен был там же отправить в свободный полет еще десять балобанов, но – возникло препятствие. Свое табу выставил Закон.

Да, есть у нас такой Закон – «О животном мире». Смысл его в том, чтобы защитить животных, прежде всего тех, которые занесены в «Красную книгу», – от людей. В нем сказано, что содержание диких животных в неволе и выпуск их в природную среду допускается в исключительных случаях и по особому разрешению. Закон требует гарантий, что выращенные человеком животные выпускаются не на верную гибель. Сложность в том, что тех же балабанов в вольерах питомника надо вырастить так, чтобы не сделать из птиц нахлебников, не приучить к халяве. Не одомашнить. Сохранить в них дикость. Умение полагаться только на себя. Человек должен выкормить и вырастить соколов так, будто он при этом отсутствует.

Закон есть. Но одно дело его составить, а другое – соблюсти. Соблюдение Закона «О животном мире» возложено на сотрудников Росприроднадзора. И Челябинское управление этой федеральной службы, соблюдая слово, слог, букву, запятую, точку с запятой и точку Закона, потребовало от «Холзана», помимо прочего, сведения о том, как поведут себя птицы в дикой природе, а для этого – создать систему наблюдений за ними.

Что на это мог сказать Олег Светлицкий? Только согласиться: система наблюдений – прекрасно. Знать, как птицы устроят свою жизнь в дикой природе, ему хотелось бы еще больше, чем сотрудникам надзора. Прекрасно – навесить на птиц радиомаячки и следить за ними – через спутники – два-три года. Для этого надо «всего лишь» тысяч сто на каждого балобана. Государство может дать такие деньги?

Нет, государство дать не может. Дать – сложно, запретить – просто. По словам известного орнитолога Вадима Рябицева, такая же программа слежения за сапсанами с помощью радиомаячков в США обошлась в тысячу долларов на каждую птицу. На такие расходы мы не готовы никак.

Попробуем разложить факты по полочкам. Полочек три. На первую полочку поставим факт свершившийся: балобаны выращены, их десять голов, держать птиц в вольере «всю жизнь» – плохо. На вторую полочку положим факт логический: тратить деньги, время и усилия на дело, результаты которого не известны, не очень разумно. А на третью полочку водрузим вопрос, исходящий из двух предыдущих фактов: что вероятнее – то, что птицы пропадут, или то, что они выживут?

Валерия Гашек, орнитолог, старший научный сотрудник заповедника «Аркаим»:

- Выпустить балобанов в окрестностях Аркаима – идея неплохая. В данном случае особенно сомневаться и не надо: балобаны здесь не чужие, не пришельцы, они обитали здесь прежде. И теперь их здесь видят, а это уже довод. Правда, их гнездование на юге области еще не доказано, но это не исключено. Тут все для них есть – колки, скалы, степи. И кормовая база богатая. Сусликов много, а они – главный корм балобанов. Кроме того, в Кизиле, вокруг элеватора, много голубей.

Даже внешний вид может много сказать орнитологу – а птицы «Холзана» упитанные, сильные, прекрасно летают. Какова их судьба на воле? Часть погибнет, как это происходит и в естественных условиях. Часть отлетит. Но кто-то и останется. Я думаю, что надо поддержать работников питомника «Холзан», которые, как подвижники, взялись за сложное, хлопотливое и благородное дело.

Вадим Рябицев, главный орнитолог УрО РАН (цитата из «Российской газеты»):

- Выпуск десятка соколов в естественную среду – это капля в море. Но какая значимая капля для практически исчезнувшего вида! Ребята делают все, что могут, бросаются на амбразуру, пытаются закрыть дыры в природе, пробитые деятельностью человека. И в этом случае придирки чиновников не оправданны.

Говорят, уже появились соколиные птицефабрики. В клетках соколихи-несушки сидят на гнездах, несут яйца. Яйца у них отбирают и укладывают в инкубаторы. Птенцов воспитывают в питомниках. Взрослыми балобанами распоряжаются по своему усмотрению. То ли выпускают на волю. То ли продают арабским шейхам. Самка балобана, обученная охотиться, стоит 2000 долларов.

Что, так мы восстановим поголовье хищных птиц?

В любом случае, если мы созреем для того, чтобы «вернуть» дикую природу, то обойдется нам это очень дорого. Тысячи лет балобаны жили и множились сами по себе, «бесплатно», без нашей подмоги. Теперь же, чтобы аврально спасти птиц, мы должны взять на себя все расходы. И без спутников нам уже не обойтись…

Разумно ли земное существо, которое именуется человеком, если оно сначала бездумно уничтожает дарованных ему природой птиц, а потом – в лучшем случае – берется дать им новую жизнь ценой огромных усилий и трат?

Последняя информация: балобаны питомника «Холзан», хоть и с запозданием, но все-таки выпущены на волю в окрестностях «Аркаима». Что ж, счастливого полета!


Лилия Мальгина (Уральский рабочий) "Птицы, приносящие… добычу"

Птицы, приносящие… добычу

Кто они, главные герои «царского спорта» и древнего
способа охоты?

Их в городской среде случайно не встретишь. Только если заглянешь в секцию
орнитологии зоопарка или в обеденный перерыв задашь в электронном поисковике
словосочетание «хищные птицы». А ведь во времена Алексея Михайловича РОМАНОВА
Сокольничий ряд насчитывал до 4000 «охотников»: балобаны, беркуты, кречеты, сапсаны...
Традиции охоты с ловчими птицами возрождаются и сегодня. С особенностями вольной
и невольной жизни нескольких хищных, но прирученных человеком пернатых знакомит
научный сотрудник Центра по мониторингу и реабилитации хищных птиц «Холзан»
Алексей БАХТЕРЕВ.

Золотая птица Мага

Из деревянного вольера объемом примерно в 40 м3 на нас зорким глазом смотрит Мага.
Она – у самых прутьев, громко клокочет и воинственно размахивает крыльями. «Птичка» из
Магадана, попала в питомник со сломанной верхней конечностью.

– Орлы-беркуты – одни из самых агрессивных птиц, которые обитают на территории
России, – Алексей поглаживает массивную «лапку» пернатой (и уже излеченной) питомицы, –
Несмотря на боевой нрав, на человека, как правило, не нападают. Добычу: зайцев, лис, волков,
косуль – поражают крепкими и мощными когтями: задний может достигать 9 см в длину!
Причем, на жертву, подобно соколам, не пикируют, а преследуют ее и – догоняют.

Своеобразно охотятся на волков: настигнув животное, одной лапой хватают за челюсть,
не давая возможности укусить себя, другой наносят поражающие удары – «когтят». Шансов
выжить нет. Видят тоже отлично: зайца заметят с расстояния 4-х км. С беркутами, как и
степными орлами, охотились на крупных степных и полевых животных, используя, в основном,
молодых и взрослых самок. Молодые лучше привыкают к человеку, взрослые – более опытны.
Интерес охотников со всего света не утихает к ним в наши дни. Энтузиастов, среди которых
даже арабские шейхи, не останавливает и стоимость: от 2000 $ и выше за птицу.

– Старое тюркское название беркута – «холзан», что означает «приносящий добычу», –
Алексей обращается к истории, – Другое наименование – «Золотой» или «Солнечный» орел.
Тот самый «Golden Eaglе». Загривок у птицы золотистого окраса: чем старше животное, тем
ярче оперение переливается на солнце. Трехлеточке Маге до «золотого свечения» еще расти и
расти.

Фавориты «власти»

Закрытая со всех сторон вольера. За небольшой створкой – лоток с остатками
крольчатины и десятком еще живых, пищащих цыплят-петушков. Завтрак и обед живущих тут
в смешанном возрастном составе соколов-балобанов.

– Выращенный в неволе «молодняк» учится у старших добывать живой корм, –
поясняет «компоновку» наш проводник, – Это поможет им выжить в естественных условиях
природы, где в рацион входят степные птицы и грызуны.

Для охоты на просторе балобаны и «заточены»: узкие длинные крылья, способность
преодолевать большие расстояния, за короткое время развивая большую скорость,
разумность… Соколиная охота насчитывает более 5000 лет истории: мифологические божества
имели очертания птиц, на протяжении многих веков с ними выезжали племена кочевников.

За гордый нрав соколы любимы и власть держащими: тот же обладатель черной изящной
головки сокол-сапсан бьет добычу только в воздухе, никогда не подбирая ее с земли. Арабы,

называя балобанов «ажгар», относят их к самой высшей касте соколиных.

Соколы – перелетные птицы, но путешествуют по миру в одиночку. На лето
перебираются в степи Хакасии, республики Тыва и Казахстана, где выводят потомство, а зимой
– в Северную Африку и Китай. Летают особым способом: на восходящих потоках, поднимаясь,
порой, до 4-х км. Существенно экономя силы пернатого, «метод» позволяет преодолевать
многое за малое время. Конкуренции в дикой природе среди соколов практически нет: корма
в степях и пустынях предостаточно. А если «конфликты» и возникают, то только при дележке
территории: против опыта охоты и полета взрослых самцов – сила и «горячий нрав» молодых.

По поводу, но без башни

– Ястребы-тетеревятники – те вообще без башни! – Алексей комментирует темперамент
представителей семейства уже ястребиных, – Будучи голодными, они не боятся залетать даже в
населенные пункты и «воровать» гусей или голубей: им без разницы, домашнее животное или
нет – главное живое!

У ястреба небольшое тело, короткие крылья и широкий хвост, позволяющий мастерски
маневрировать среди деревьев и добывать себе пропитание. В «меню» – голуби, вороны,
мелкие и крупные грызуны. В Европе места обитания тетеревятника охраняются особо: один
из наиболее способных ловчих, он практически исчез в 70-90-е годы прошлого века. Тогда
искусного истребителя куропаток, как и других хищных птиц, считали вредоносным и активно
уничтожали. Сегодня ястребы – вполне обычные обитатели уральских лесов.

Одноглавая «Нельсон»

Переверните рублевую монетку. Перед вами – двуглавый орел. Символ государственной
власти, величественности. Перед нами – та же птица, только одноглавая. И одноглазая. Пират
Нельсон. Адмирал, точнее. Еще точнее: самка белохвостого орлана. По имени… Нельсон!

– Как и все птицы с ярко-выраженным черно-белым окрасом, орланы относятся к
рыбоядным, – рассказывает об очередной подопечной Бахтерев, – Чтобы поймать рыбу, им
требуется всего 8 минут в день! Человек использовал птиц для охоты на речную и озерную
рыбу, ондатр.

Живший когда-то на берегах уральских водоемов, белохвостый орлан насиженные
места покинул. Города, люди… Сегодня птица обитает в менее многолюдной зоне, на Ямале
и Камчатке. Российский орлан, что интересно, ближайший родственник американского
белоголового орла. Только крупнее.

«Птица улетает, опыт остается»

…С такой фразой Алексей Олегович выносит на воздух черного алтайского кречета по
кличке Оскар. В кожаном колпачке на голове, привязанная на веревочку к кожаной перчатке,
птица спокойна и сосредоточена. «Зачем шапочка?» – «В клобук сокола прячут, чтоб не
нервничал, – объясняет Алексей, – У каждого питомца «головной убор» свой собственный».

– А как «воспитать» из хищной птицы послушного человеку «охотника»?

– Обучение состоит из нескольких этапов. На первое время птицу лишают еды и сна:
полная сил и энергии бьется и может травмироваться. Необходимо, чтобы она сбросила
погадку и испытывала голод. Облаченную на пару дней в клобук птицу сокольник носит на
руке, гладит: хищник не должен бояться людей, должен позволять себя трогать. Спустя время
птицу по чуть-чуть подкармливают: тогда человек воспринимается как источник пищи, а это
явный стимул для последующего «контакта» и установления доверительных отношений. Со
временем питомец привыкает к голосам, различает хозяина, откликается на имя. Дальше можно
высаживать уже на «присяд», подкармливая с руки или перчатки.

Занимаются же с хищниками любого возраста, на курс нужно около месяца. Понятно, что
чем больше времени владелец проводит с птицей, тем лучше. Ну а если пернатый «охотник»,
выпущенный в небо за добычей, не вернулся, значит, связывавшая сокола и сокольника ниточка
была тонка. Следующая, основанная на пусть и печальном, но опыте, будет явно крепче…

Спасая от чучела

Сегодня ловчие птицы популярны среди состоятельных жителей Европы и стран
арабского мира, куда большинство, кстати, попадает… контрабандой. Это отдельная «статья»:
в том же Китае, где зимуют соколы, действует очень строгое законодательство, карающее
браконьеров. В России сложнее: ястребы, сапсаны, кречеты незаконно отлавливаются и
переправляются за границу «нелегально».

Многих крупных птиц (в частности, орлов, бородачей) браконьеры отстреливают, чтобы
сделать чучела на продажу. По счастью, «добивают» не всех. Часть раненых человеком или
при других обстоятельствах птиц попадает в уральский Центр по мониторингу и реабилитации
хищных птиц, многие – в другие аналогичные центры России. С партии остановленных на
кольцовской таможне соколов, кстати, в 2003 году началась и история самого питомника.

Фото Дарьи АЛЕКСЕЕВОЙ

Выноски

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

Символичные «однофамильцы»

Анатолий СОКОЛ, потомственный иллюзионист, заслуженный артист
России, художественный руководитель программы «Морские львы» Российского
государственного цирка, владелец сокола-балобана по имени Крас:

– Птицу вырастили специалисты питомника под Екатеринбургом. Великолепная,
изящная, она стал своеобразным символом моей фамилии: если на манеже сокол – значит,
скоро последует иллюзия! Несмотря на то, что Крас попал ко мне недавно, он успел
привыкнуть и к голосу хозяина, не боится света, музыки, шума оваций. Птица понятлива,
контактна и скоро предстанет перед ижевскими зрителями. Живет же мой «однофамилец»
свободно: утром «выходит» на манеж, весь день летает под куполом, а вечером получает на
ужин живых цыплят.

Имя птицы происходит от слова «красивый»: сокол и правда прекрасен. Однако, зная
любовь уральского «воспитателя» к истории древнего Рима, могу предположить, что Крас –
«тезка» античного полководца Марка Лициния КРАССА. Почему бы и нет? Политик – из
древнего состоятельного рода и носил прозвище «богатый»: может, и мой Крас принесет
владельцу удачу?..

КОММЕНТАРИЙ

Прирученный – не значит «домашний»

Можно ли считать ловчих птиц «домашними»? Слово – Татьяне КАБЛУЧКОВОЙ,
научному сотруднику Екатеринбургского зоопарка:

– По большому счету, хищная птица – единственное животное, которое, несмотря на то,
что живет рядом с человеком более 5000 лет, сохранило свой дикий облик. Соколы, кречеты,
орлы и им подобные – не одомашнены и каждый раз приручаются владельцами заново.

Ведь чем отличается домашний питомец от прирученного? В первом случае, особь
изъята из природы и развивается отдельно от диких «собратьев». Потомство получают путем
искусственного отбора, оно изолировано от влияния естественной среды обитания и имеет
отличия от сородичей уже на генетическом уровне. Прирученные животные также изъяты из
природной среды, но генетической селекции не подвергаются. Сосуществуя рядом с человеком
и не боясь его, они могут вернуться «на родину» практически в любой момент.

Чем же привлекают хищные птицы?.. Как показывает многовековой опыт,

их «популярность» не только в «независимости». Человек и по сей день ценит охотничьи
качества птиц, а они могут сформироваться только в естественных условиях. В ходе
искусственного отбора домашние питомцы теряют многие свойства, изменяют свои пищевые
пристрастия. Тогда как одомашненные кошки и собаки поглощают и колбасу, и сыр, и даже
шоколад, гордые хищники не обойдутся без живого корма: мелких грызунов, птиц и т.д. Без
подобного и весьма затратного «лакомства» они могут погибнуть.

Врезка

В пятницу, 5 августа, специалисты питомника выпустили на волю 20 выросших
в «Холзане» соколов-балобанов. Хищники, обученные своими старшими сородичами охотиться
на живой корм, обрели свободу в Аркаиме Челябинской области. Все птицы окольцованы.


Дополнительные подразделы:

Анатолий Акимов: "Жизнь с соколами"
Приют для крылатых странников
Галина Галищева: Выжить в вольерах, чтобы вернуться к вольной жизни

Количество просмотров: Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
На сайте сейчас
Общение на сайте
You can ask in next year. We try to help you.. Alex 04 октября 2012, 11:08 // Гостевая книга/Guest Book -

Dear friends, I want to buy a Albidus Buteoides, i live in Holland and i have falcons,.. KaBe 04 октября 2012, 00:17 // Гостевая книга/Guest Book -

Все отлично, начал летать. Сидит в отдельном вольере.. Alex 24 сентября 2012, 14:01 // Гостевая книга/Guest Book -

СРОЧНО!!! Как поживает наша находка? Ястреб привезённый 7 августа в 23:00 из.. Сергей 07 августа 2012, 22:37 // Гостевая книга/Guest Book -

Best Wishes!, .. name 21 мая 2012, 23:37 // Гостевая книга/Guest Book -

Посмотреть все
Icon_feed