Что пишет пресса о питомцах "Холзан"  
Главная  

Мой сайт

Галина Галищева: Выжить в вольерах, чтобы вернуться к вольной жизни

Выжить в вольерах, чтобы вернуться к вольной жизни

25.03.2007

Раскинув крылья, покачиваясь в потоках воздуха, парит прекрасная птица. Кто ты? К какому отряду хищников принадлежишь? Неважно. Ведь ты - символ красоты, гордости и презрения к недоступности небесных высот. А чего стоит легкость, с которой птица поднимается все выше и выше, превращаясь в неподвижную черную точку; или поразительная скорость, когда, преследуя добычу, несется хищник к земле, сложив крылья, с такой грациозной стремительностью, что не удается различить форм! Чего ждал человек, много веков назад приручая первую хищную птицу? Чем руководствовался? Любопытством, азартом охотника? Скорее всего, приручая птицу, человек приручал стихию. Недоступность полета заменялась на умение управлять тем, кто летает. Недаром Фридрих II Барбаросса, выдающийся сокольник своего времени, охоту с ловчей птицей определил как наиболее благородную и изящную форму объединения человека с диким животным. Почти за тысячу лет до нашей эры индейцы уже освоили приемы соколиной охоты. Примерно к тому же времени относятся и первые упоминания о ловчих птицах в Китае. В Россию благородная охота пришла в IX веке. Хищных птиц уважали, чтили и берегли. В Англии Эдуард III издал закон, где назначил за воровство ястреба смертную казнь, а за разорение его гнезда - год тюремного заключения. На Руси, как только возник интерес к соколиной охоте, сразу же начали создаваться заповедники для охраны пернатых хищников. Ловчие птицы ценились наравне с золотом, мехами, дорогим оружием, породистыми лошадьми. Соколов дарили друг другу правители государств, скрепляя таким образом договоры. Гнезда птиц охраняли и передавали в наследство. Закат соколиной охоты начался с XIX столетия, когда появились легкие и дешевые дробовые ружья. А вскоре наступили сложные времена и для пернатых хищников. Век ХХ стал для хищных птиц веком сложным и трагическим. Бурная деятельность человека, технический прогресс обернулись для бывших привилегированных охотников настоящим бедствием. Исчезновение целых популяций, видов, подвидов носит практически необратимый характер. Птицы гибнут, болеют, утрачивают способность к воспроизводству. К тому же, времена Эуарда III прошли, никто не сажает в тюрьму за разоренные гнезда, за браконьерский отстрел и отлов теперь уже редких птиц... Надо заметить, что подобные процессы захватили весь мир. Другое дело, что каждая страна борется с этой бедой по-разному. Кто-то более, кто-то менее успешно (все зависит от количества денег, которое государство способно выделить, и от жесткости законодательства). Как ни парадоксально, но сегодня для многих видов хищных птиц выжить и восстановить жизнеспособную популяцию возможно только при помощи человека. Создав кризис, люди стали искать выход. Специалисты всего мира признали, что одним из эффективных и результативных путей стал путь искусственного разведения с последующей интродукцией в природу. ...В нашем зоопарке мне рассказали почти детективную историю. На таможне конфисковали восемь соколов-балобанов, которых собирались контрабандно переправить в Арабские Эмираты. Птицы были в плачевном состоянии - больные, истощенные. Зоопарк из соображений эпидемиологического контроля не имеет права брать животных спонтанно со стороны. Взять домой таких пациентов тоже невозможно. Всем было понятно, что ослабевших птиц ждала гибель. Этим бы и закончилась трагическая история, если бы не одно счастливое "но". Есть в городе человек, который работает спасателем. Спасателем пернатых хищников. Если быть точным, этих людей трое и работают они под красивым названием - Центр реабилитации и мониторинга хищных птиц "Холзан". "Холзан" значит беркут. Но спасают они не только беркутов. Соколы, орланы, канюки, ястребы, совы - это все питомцы реабилитационного центра. Практически каждый из них - редкость, подлежащая охране по "Вашингтонскому соглашению о сохранении видов". Олег СВЕТЛИЦКИЙ, руководитель центра Холзан, юрист по образованию и орнитолог по призванию: - Летит, скажем, птица, ударяется в стекло автомашины, ломает себе крыло. Зоопарк взять не может - приносят к нам. Среди наших подопечных шесть травмированных, среди них два канюка, ястреб. Птицы требуют ветеринарного ухода, а клиники у нас своей пока нет. Приносят и птенцов. Этих мы подращиваем, затем выпускаем. Жизнь у пернатых хищников нелегкая. Им трудно противостоять человеку. Сегодня, например, Гарри Поттер ввел моду на сов. Началась повальная варварская охота. И как этой птице, отнесенной Конвенцией СИТЕС к разряду редких, сопротивляться моде? Открылся центр в 1999 году. Первой практической реализацией деятельности питомника сам Олег Анатольевич назвал помощь в издании книги известного сокольника Юрия Носкова "С ловчей птицей по свету". "Это первая наша гордость", говорит Олег Анатольевич. Однако достойный предмет гордости - вся деятельность питомника, начиная с его организации и обустройства. Начальный этап был непростым. Все получилось не сразу и не вдруг. Только сам Светлицкий знает, сколько пришлось ходить, убеждать людей, что реабилитационный центр - дело необходимое и полезное, сколько писем было написано, сколько переговоров проведено!.. Прошло почти два года, прежде чем дело сдвинулось с мертвой точки. Это отдельная история, уже довольно далекая. Сегодня обосновавшись в Кашино, вольеры "Холзана" построены по нормам, выработанным международными организациями по разведению соколов, которые существует с 70-х годов. Плюс две вольеры для фазанов и цесарок, которых выращивают в питомнике как потенциальную добычу для хищных птиц. Для чего? - Наш центр должен как можно быстрее выйти на самоокупаемость. Ведь мы не в Америке. - Разводит руками Олег. - Это там, когда восстанавливали поголовье сапсана, за выпуск в природу одной выведенной и выращенной птицы давали 3 000 долларов. Понятно, что местным питомникам можно было не преследовать коммерческие цели. А мы должны как-то существовать. Поэтому одно из направлений нашей деятельности - это напуск ловчих птиц на подсадного фазана. У нас уже есть тетеревятник, который к охоте на фазана практически готов. Но основной деятельностью "Холзана" остается спасение и учет хищных птиц. - Мы планируем не только получать деньги. Мы хотим создать карту близлежащих окрестностей, на которой будут нанесены участки, где обитают те или иные виды. Будем методично искать места гнездований, учитывать, сколько гнезд в каком районе обнаружено. Нам в этом плане очень помогает городское орнитологическое общество. В чем заключается мониторинг? Едем к каждому вновь найденному гнезду, забираемся на дерево, смотрим, сколько там птенцов, кольцуем их, подробно описываем гнездо: на какой высоте, на каком дереве расположено, что из пищи обнаружено под деревом. Все сведения заносятся в дневник и на карту. В результате получается карта ареала птиц. Мы уже проводим подобную работу по сапсанам, которые отнесены к I категории СИТЕС и занесены в Красную Книгу. А еще сотрудники "Холзана" ездят по стране, знакомятся с людьми, которые занимаются хищными птицами, заводят контакты с аналогичными центрами. Когда стали появляться подобные питомники? - Первая волна интереса к проблемам пернатых хищников в мире - это семидесятые годы, когда начали спасать сапсанов. К тому же периоду относится возникновение первых серьезных питомников. В России зашевелились в начале 90-х (два питомника), чуть позже возник и Русский соколиный центр. Сейчас идет вторая волна. И вот тут надо уже разделять интересы, кто чем занимается. Одно дело - люди, которые просто хотят заработать денег. Есть ряд регионов в России, где птиц варварски изымают из природы и продают контрабандой в Эмираты. А есть серьезные питомники, из тех, кто реально разводит птицу. Но в России их совсем немного - я могу насчитать не больше четырех. - А "Холзан" к ним относится? - У нас пока нет серьезных результатов, поэтому мы пока (Олег Анатольевич многозначительно сделал ударение, повторив: "ПОКА!") не в их числе. - Осталось хоть сколько-нибудь одиночек сокольников-профессионалов? - Очень мало. По всей стране сотня, ну две - те, кто реально ловит. Традицию пресек Петр I. Алексей Михайлович, при котором был расцвет охоты, умер, и Петр сразу сократил количество сокольничих и птиц в три раза. А традиции были богатые. Поскольку мы находимся на стыке Европы и Азии, у нас бурно развивалась и азиатская и европейская охота. Наши охотники славились своим умением воспитывать и натаскивать птицу. Да и само по себе это очень красивое зрелище - охота с ловчей птицей. - Олег Анатольевич, юрист с мечтой о хищных птицах, который погрузился в орнитологию, это одно, но, похоже, придется еще и охотой заняться. Учителя есть? - Сами осваиваем премудрости, поскольку на Урале соколиной охоты нет. Ближайшие места, где люди охотятся, - Казань и Омск. Это своего рода искусство, которое погибало не одну сотню лет. К нашим дням традиции сохранились у киргизов, и, пожалуй, в Казахстане. Обучение птицы, ее содержание - занятие сложное, хлопотное. Здесь надо быть готовым к тому, что охота - дело перманентное: птица вроде и есть, но в любой момент она может улететь. Или перекормил ее, или еще ей что-то не понравится... И все - улетит, не найдешь. У нас такая одна сбежала. Была уже более менее ручная, а вырвала кусок мяса и "до свидания"! Два дня по лесу бегали, кричали, искали. Ушла. Это ведь не то, что собака, которая хозяину верна до самой смерти. Чтобы птица была более привязана, надо взять птенца из гнезда, тогда он отображает ваш образ как образ своего родителя и привязывается именно к вам. Вот такая птица становится ручной, но оборотная сторона - у нее могут быть утрачены навыки охоты. А если вдруг она посидит немного без работы, то теряет мышечную массу, не так охотится, байлючит, как киргизы говорят. Очень сложно птицу содержать весь год, надо уметь правильно пережить период линьки. К тому же птица - это еще и регулярное многочасовое общение, тренировки. Так что соколиная охота требует больших затрат. С ружьем, конечно, проще, - смеется Олег Анатольевич, - поставил в уголок, оно стоит, почистил его и все дела. Сложностей у новоявленных охотников, безусловно, много. Но недаром же Барбаросса превозносил соколиную охоту над охотой с оружием и охотой с собаками. Олег Анатольевич сегодня говорит: "Мы новички и пока главное все-таки, чтобы самим до конца понять, что же такое соколиная охота, проникнуться, почувствовать". Поэтому и тренируют птиц, выходя на ближайшие пустыри и помойки, чтобы поохотиться на ворон. Иногда удачно... -Кстати, а почему объектами охоты выбрали фазана и цесарку? Что, больше не на кого охотиться? -Охотиться можно на многое. Но попробуйте походить по сугробам с птицей и поискать зайца. Вы можете проходить весь день, так и не увидев зверя. Да и дичи вокруг города не особо много. В наших краях к охоте с птицей надо приучать, вводить на нее моду с нуля и с азов учить. А так, представьте нашего клиента, который ни разу на лошади не сиживал (если, скажем, как у киргизов, охотиться верхом с беркутом или соколом) и мы дадим ему в руки хищника, выпустим для них фазана? Да лошадь такого "охотника" так понесет, что он и про сокола и про охоту забудет. Помимо лечения, мониторинга хищных птиц, возрождения соколиной охоты в центре "Холзан" решили заняться разработкой и совершенствованием методов использования хищных птиц в качестве биорепеллентов - когда ловчие птицы специально обучаются для устранения нежелательных скоплений ворон, голубей и других массовых птиц. Эффективность применения специально обученных соколов и ястребов уже доказана при работе на гражданских и военных аэродромах, историко-архитектурных комплексах и других объектах. Проблем у центра реабилитации и мониторинга хищных птиц немало. Время сложное, работы непочатый край. Но уже есть мечты - создать клуб любителей хищных птиц. Собираются брать птиц на постой. Начали организовывать экскурсии для школьников. А если есть планы, значит, есть будущее. В заголовке статьи использованы слова, взятые из тезисов к дипломной работе сотрудника центра "Холзан" Алексея Бахтерева: "...От успешной работы в этом направлении зависит судьба животного мира, а для некоторых животных это единственный и последний шанс выжить. Выжить в вольерах, чтобы затем снова вернуться к вольной жизни". Пока задача хищных птиц - выжить. А задача людей - помочь им. Но до тех пор, пока судьба целых популяций будет зависеть от энергии и энтузиазма отдельных людей, пусть даже специалистов, вряд ли спасение примет глобальные масштабы. "Общество должно осознавать свою ответственность перед будущими поколениями и стремиться сохранить красоту и многообразие дикой фауны, хотя бы в той мере, в какой это возможно при данных темпах роста вмешательства человека в естественную среду обитания диких животных". Это строчки одного из писем Олега Светлицкого, в котором он обращался за содействием, создавая "Холзан". На это письмо тогда был получен отказ. Однако центр живет и действует. А раз так, значит, у птиц всего мира есть надежда.


Соседние подразделы:
Анатолий Акимов: "Жизнь с соколами"
Приют для крылатых странников

Количество просмотров: Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
На сайте сейчас
Общение на сайте
You can ask in next year. We try to help you.. Alex 04 октября 2012, 11:08 // Гостевая книга/Guest Book -

Dear friends, I want to buy a Albidus Buteoides, i live in Holland and i have falcons,.. KaBe 04 октября 2012, 00:17 // Гостевая книга/Guest Book -

Все отлично, начал летать. Сидит в отдельном вольере.. Alex 24 сентября 2012, 14:01 // Гостевая книга/Guest Book -

СРОЧНО!!! Как поживает наша находка? Ястреб привезённый 7 августа в 23:00 из.. Сергей 07 августа 2012, 22:37 // Гостевая книга/Guest Book -

Best Wishes!, .. name 21 мая 2012, 23:37 // Гостевая книга/Guest Book -

Посмотреть все
Icon_feed