Главная  

Мой сайт

Записки сокольника: Санин Николай

Записки сокольника: Санин Николай

Раздел содержит: информацию и опубликованные статьи  о хищных птицах во время обучения, притравки и охот. Николай Санин один из лучших сокольников России.  Его  опыт в обучении и содержании хищных птиц заслуживает более чем один раздел  сайта. Теперь Вам доступны его статьи и рассказы о ловчих птицах.

Об опыте  работы с  ястребом тетеревятником.
Об опыте  работы с  ястребом тетеревятником.

   На протяжении более чем  тридцати пяти  лет мне приходилось содержать и тренировать ястребов тетеревятников для охоты. Вначале это было просто как хобби для себя лично,  а впоследствии переросло в профессию и стало работой.  Больше, чем других ловчих птиц, тетеревятника содержал потому, что это самая доступная птица для Москвы и Московской области,  и  отлетевшую, всегда была возможность быстро заменить другой.  Тетеревятника очень легко отловить,   легко  найти гнездо и достать птенца.  Поэтому, на тетеревятнике  мне проще было начинать отрабатывать различные методики тренировок и нарабатывать опыт.
   Попробую коротко рассказать о тех людях и книгах,  которые повлияли на его  формирование.

   В детстве,  проживая  в Липецкой области хищных птиц у меня было достаточно, а теории ни какой. В местной районной библиотеке нашел только рассказ  М.М. Пришвина «Орел». И первая попытка была обучить по тому методу,  которым описал автор тренировку орла.  Это конечно была детская глупость.
   Позже через журнал «Охота и охотничье хозяйство» я узнал  адрес Г. А. Деменчука  и мы с другом В.В. Аладиковым написали ему, в питомник «Семиз-Бель» письмо.
Ответил  нам  А. А. Шална:  «Чем смогу,  тем помогу».
Но чем тогда он тогда мог нам помочь?  Была середина семидесятых годов, мы  с ястребом  « в деревне»,   в Липецкой области,  а он в  горах Киргизии.
Тогда мне все приходилось придумывать и делать самому,  и ловушки, и как привязывать и клобучки. Содержать и кормить было легко, а дальше – тормоз, не хватало знаний,  и не где было получить хоть какую то информацию.

  По переезду в Москву, после службы в СА  в 1980 году, первыми книгами,  которые нашел были «Календарь природы» Л.П. Сабанеева,  и «Охота с ловчими птицами»  Г.П.Дементьева.  Для меня тогда это была масса информации.   Уже потом, записываясь в разные библиотеки и перечитав все,  что смог найти  по соколиной охоте,  стало ясно, что у Г.П.Дементьева и Л.П.Сабанеева в основном взято из книг и рассказов В.Левшина,  Н.П.Данилова,  К.П.Галлера, и некоторых других авторов.
 Тогда при обучении упор делался на выноску.   Она  отнимала много времени. С птицей  нужно было ходить по людным местам до тех пор,  пока не привыкнет. Это было очень бестолковое занятие,  и только спустя годы я понял смысл выноски.

   Содержал я тогда в квартире  или на присаде, или в специально сделанном ящике. Но от ящика быстро отказался из-за одного случая. Мы жили в трехкомнатной коммуналке.  В каждой комнате -  по молодой семье, и у всех было по двое, близких по возрасту детей, всего двенадцать человек.
- Иди,  забери своего ястреба, - постучав в нашу комнату,  сказал мне сосед.
В ящике ястреба не было,  а,  зайдя в их комнату, я обомлел от страха. Молодая самка тетеревятника сидела в кроватке на  их грудном ребенке. Быстро переманив ястреба на руку, я унес его к себе и больше в ящиках птиц не содержал, а только на присадах,  для того, чтобы всегда были на виду.

   В начале восьмидесятых годов,  мы   с В. Филипповым, каждый выходной  ездили к ближайшей ферме  и ловили там ястребов. Володя выбирал себе самую крупную самку, специально для охоты на зайцев. А я, будучи  студентом – охотоведом,   начитавшись «Птицы России» М.А.Мензбира  и «Птицы Советского Союза. Том1.».  Г.П. Дементьева, делал у ястребов самые разные промеры. Это - длину крыла, длину хвоста, емь и прочее.  Принеся несколько птиц,    домой,   в удачные дни ястребов  до обеда ловилось пять – восемь, мы с женой делали замеры  до самой полночи. Потом всех  их  выпускали на улицу через  окно.

    В1984 году пришел с армии брат моей жены  Г. Керендясев,  и  с того времени  в большинстве случаев работал со мной, став самым лучшим помощником  во всех моих начинаниях.

   При работе  в ЦНИЛе  Главохоты, в отделе «Учета охотничьих ресурсов»,  Б.В. Новиков, в то время начальник отдела, узнав,  что я занимаюсь охотой с ловчими птицами, рассказал об этом в «Зоообъединении».   Представитель «Зоообъединения» приехал в ЦНИЛ,  и расспросил меня,  о том, смогу ли я поймать тетеревятника, и сколько мне для этого нужно дней
- Поймаю, за один, второй день для подстраховки на случай непогоды, - ответил я ему.
Съездив в подошедшую субботу,  поймал трех ястребов.
В понедельник  созвонившись, сказал,  что есть три, чем его  удивил. После этого случая мне выписывались разрешения на отлов тетеревятников для «Зоообъединения» и,  я официально стал заниматься живоотловом  для этой организации.
Также с  этого времени,  пришлось  отлавливать ястребов и  для орнитологической службы Кремля.

   Однажды мне в руки попала перепечатанная брошюрка Н.П.Данилова. Это уже была не переписанная «вода», а практическое руководство, которое, как говорится,  читалось еще и   «между строк».  Н.П.Данилов описывал про перепелятника, но упомянул что,  тоже  самое,  применимо и к тетеревятнику.  Для  меня многие его рекомендации оказались очень полезными.  Н.П.Данилов сильный упор делал на отбор, замеряя  у перепелятника длину крыла - чем длиннее,  тем лучше.  Суть обучения - носка в пеленке по людным местам и контроль кормлением,  короткое втравливание,    и охота.
Выноска в пеленке высвобождала время. И я начал подключать при обучении всю свою семью. Обычно  тетеревятник  в пеленке ложился или на кухне, где хлопотала жена, или в комнате,  где играла с подружками младшая дочь.  Это значительно облегчало и убыстряло процесс приручения. Конечно,  при  такой выноске  нужно уметь правильно  пеленать. Арабский вариант пеленки для длительной носки тетеревятника мало пригоден.  Еще есть  и опасность уплотнения каловых масс.

   В конце восьмидесятых годов мне пришлось работать в одном из частных питомников. Птиц было около сорока, самых разных видов. По понятным причинам тренировали в основном ястребов тетеревятников.  Имея возможность, я  начал опробовать различные методики.  Носку частично пытался компенсировать применением качалки. На этой работе мне пришлось увидеть,  как у парня занимающегося выноской тетеревятника не выдержали нервы. Он носил молодого отловленного самца. Ястреб,  постоянно срывающийся с руки,  видимо «достал»  его так, что парень не выдержав, крутанув его,  пару раз на должике,  ударил об землю. Была густая высокая трава, и птица не пострадала.
Мне же повезло с нервной системой,  при работе с животными не срываюсь.
Даже когда  закогтят, терплю это спокойно.

  Во время учебы во ВСХИЗО,  при написании дипломной работы по тренировке ловчих птиц,   пришлось проходить практику в Киргизии,  в питомнике « Семиз-Бель» у Г.А. Деменчука.
При первой встрече  спросил у него,  почему он не ответил на наше письмо.  Геннадий Аркадьевич сказал, что писем приходило очень много и у него,  не было времени их даже читать. Конечно,  откуда взяться времени, когда он один содержал двадцать восемь балобанов, восемь тетеревятников и перепелятника.
Любимой ловчей птицей Г.А. Деменчука был тетеревятник.
-Какая охота без тетеревятника, – говорил он.
Г.А. Деменчук учился у киргизских сокольников и перенял их методы обучения. Суть –  очень короткая  мощная носка,  подзывы на руку, и сразу на охоту. Он,  даже спал с ястребом на руке, когда вынашивал.
– Птица должна сохранять дикость,- говорил он.
Поэтому,  его птицы были резкие, диковатые, но свое дело знали хорошо. Также они отлично знали время и места охот, и абсолютно не боялись собак.  То,  что птица отлетит,  его мало волновало, под рукой всегда была замена. Тогда мне стало ясно, что нужно заниматься сразу с несколькими птицами.
Подсказал он мне и то, что  нужно уметь  самому изготовлять фурнитуру, пока еще молодой, а иначе потом уже не научусь.
На охоту мы выезжали каждый день. На чиликов  и  кекликов пускали балобанов.   Иногда на кекликов пускался и старый самец тетеревятника. Тетеревятники пускались на фазанов и зайцев.
Коронным номером у Геннадия Аркадьевича был напуск сразу трех птиц, самки тетеревятника, самки балобана и самца балобана  на зайца толлая, которого поднимали его собаки тайган и ирландский сеттер.  При этой охоте он нам с А. Ганиевым давал по балобану,  а сам всегда брал самку тетеревятника.
- А если ястребуха задавит балобана? – зная нрав тетеревятников, спросил я  как-то у него.
- Киргизы завтра же еще притащат, – был ответ.
То,  что киргизские сокольники его очень уважали,  мне было хорошо известно.
   После такой практики дальше у меня все  пошло легко.  Теперь уже знал,  какими должны быть охотничьи птицы и не забивал себе голову всякой ерундой.

    Мощная отработка обучения,  как птенцов, так и отловленных ястребов тетеревятников проводилась мною при работе в частном охотничьем хозяйстве, в Смоленской области. Основным моим помощником в то время был Г.Керендясев.  Кроме биотехнических мероприятий, мы занимались  и тренировкой разных ловчих птиц для охот.  Возможности для этого в охотничьем хозяйстве были большие. Охотничья база находилась вдали от населенных пунктов, на берегу Днепра, с большим искусственным водоемом в пойме.
Содержалось в среднем десять-пятнадцать птиц, основу составляли тетеревятники. Здесь в систему тренировок я ввел подзывы тетеревятников издали  на вабило.  Еще отрабатывал упрощенную тренировку гнездарей. Жили на охотничьей базе,  и все отрабатывалось на месте, без дальних выездов. Охоты также проводились в окрестностях. Птицы хорошо знали территорию вокруг базы. Отлетов не было совсем.   Отпущенные тетеревятники,  подолгу жили у базы, охотясь или на озере на уток, или на кроликов, в специально сделанной их искусственной колонии.
Результативной была охота зимой на уток. Подкармливали их на незамерзающей узкой лесной речке. При подходе ястреб,  обычно раньше меня между деревьями замечал уток и срывался с руки.  Увидев ястреба, утки   не успевали вылететь между деревьями на открытое пространство и набрать скорость, а иногда даже взлететь с воды.
Также хорошо получались   напуски с моторной лодки ранней весной.
Попытки охот на тетеревов не  увенчались успехом.  Собаки не было,  и поэтому напускали  издали.  Обычно взлетевшие не в меру тетерева уходили над лесом и уводили за собой тетеревятника.  Приходилось, или ждать когда вернется, или идти разыскивать применяя телеметрию..

  В то время мы много переписывались с Р.  Соришом.   Ростислав, простой в общении, без мании величия, но четко знающий свое дело украинский сокольник. У него была выработана своя, довольно эффективная система обучения тетеревятника.  Основа,  видимо,  взята у азиатских сокольников и разбавлена личными наработками.
Он умело использовал качалку, хорошо приучал тетеревятника к клобучку и еще многое другое.

  На одной из очередных  соколятен,  мне пришлось  работать в основном одному. Птиц как обычно содержалось больше десятка. Отличие от предыдущих мест работы  было в том, что для охоты на фазанов приходилось выезжать.  Отрабатывалась перевозка в пеленках.  Живя  в Шушенском у Ю.Носкова,  и выезжая с ним на охоту, я видел как он,  таким образом, перевозил своего легендарного беркута «Алтая».
   Проживающий в г.Камышине  Ю. Коноваленко,  перевозил также в автобусе к местам охот спеленатых тетеревятников,  орлов-карликов, могильника, беркута, и также успешно с ними охотился. Им специально для таких перевозок была разработана оригинальная пеленка.  Но они  оба выезжая,  брали с собой только одну птицу.  Мне же приходилось,  выезжая брать сразу несколько, обычно это было три-пять птиц. Да еще  и не умеющие правильно вести себя с ловчими птицами люди.  Мало хорошего в таких выездах.   Распеленав после дороги, и усадив на присады птиц, даешь им отдохнуть час-полтора, и на охоту.
Однажды, вернувшись с очередной охоты на фазанов,  и разговаривая с изрядно подвыпившим   московским сокольником по телефону,  рассказал ему,  что брал с собой пять птиц. Что  четырех  из них  перевозил в пеленках, а одну на руке.
- Так у птиц будет стресс!- возмутился он.
-Стресс будет у меня, я останусь без  работы, – ответил тогда я ему.

   Постоянно, что-то пересматривая  и упрощая со временем, вырабатывался свой  подход в содержании и обучении.  Так  бывает, наверное,   у всех, и у  каждого по-своему. Мне обычно приходилось тренировать  сразу нескольких птиц,  да еще при  нехватке времени. Упрощая тренировку,  растягиваешь  ее во  времени. Лично для себя можно обучить отловленного тетеревятника  за десять дней, и начать с ним охотиться.   Но когда работаешь,   тренируя птиц   для выездов на охоты с разными людьми, то моделируешь  и прорабатываешь  различные ситуации, которые могут возникнуть. Птицы должны  знать эти ситуации и не пугаться их.  В связи с этим нормально обучить тетеревятника  мне удается  в среднем месяца за два.

   Птенцов обычно обучаю по следующей схеме.  Взятых, обычно три-четыре  из гнезда,   пока подрастут,  содержу и кормлю  в вольере. Подросших,  и окрепших, но еще с не доросшими маховыми и рулевыми перьями пересаживаю  на  присады.   На присадах начинаю кормить, или подзывая на руку и давая корм  из тарелочки, или  подбрасывая  им половину тушки голубя, галки, вороны.   Время от времени тушка заменяется вабилом.    Когда,   у  ястребят  полностью  отрастут маховые  и рулевые перья,   и  они  будут  смело брать  брошенное  им вабило,  начинаю  выносить  в ближайшее  поле.   На поле отрабатываю напуски на подвязанного голубя и подзывы издали на вабило.   Далее моделируются  ситуации,  возникающие при охоте.

   Отловленный тетеревятник, первый день до вечера  находится в пеленке,  видя людей. Вечером, распеленав его,  дается пробная кормежка и заклобучив, птица усаживается на присаду. Это проверка.  Если есть выбор, то оставляется та, которая берет корм и ведет себя спокойнее. Лучше потратить время на отлов и отбор, чем возиться с истеричной птицей. Далее,  ястреб содержится в клобучке, и кормится вечером в помещении по  его снятии. В это время стараюсь носить ночью хотя бы по полчаса. Когда обсидится  и успокоится при ночной выноске, примерно  на это уходит неделя, начинаю носить днем и кормить на улице. Делается пробный напуск на улице на подвязанного голубя. Если проходит все нормально, высаживаю уже на улицу на присаду.  Лучше высаживать так, чтобы проходить постоянно мимо ястреба.  Продолжаю  напуски с чередованием подзывов и ноской по полчаса в день.  Замечу, что утренняя носка эффективнее вечерней.  Также как и при обучении птенцов, моделируются  и  отрабатываются  различные ситуации.

  При  напусках на манных голубей, хорошо сразу  приучать ястреба искать  дичь.  Обычно  говорю  птице: «Ищи,  ищи…».  Ястреб быстро соображает, что при таких словах,  должно,   что-то взлететь,   сидит на рукавице вытянувшись,  ища  взглядом дичь,  и готовый в любой момент сорваться в погоню.

  Описанные схемы условны. Тренировка каждой птицы индивидуальна и обычно зависит от многих факторов. Бывают  сбои и по причинам,  не зависящим ни от тренера, ни от самой птицы. Сама тренировка довольно проста, если сам знаешь, что хочешь получить от птицы и не вводишь ее в заблуждение.

   Для контроля весы не использую.  Считаю,  это моим упущением,  но привык обходиться без них.  Кондицию определяю прощупыванием, а также обращая внимание на время сбрасывания погадки,  аппетит, поведение и помет.

   На начальной стадии обучения очень хорошо помогает собака, отвлекая внимание от человека и переключая на себя.  Для птицы человек становится врагом номер два.

   На ворон не притравливаю специально. Есть службы,  которые занимаются отпугиванием ворон и других птиц в аэропортах и на прочих объектах.  Это их работа.
В  охотничьих хозяйствах, за редким исключением,  напуски на ворон никому не нужны. Поэтому,  вместе с хищными птицами, для того чтобы они не реагировали на врановых, содержу черного ворона.  Пока срабатывало.

  Свистком практически не пользуюсь. Он помогает,  когда охотишься в лесу и  птица,  не видя сокольника,  летит на свист. Отлетевший далеко ястреб  все равно этот свист не услышит.  А хорошо обученный,  он даже залетевший  в лес обычно возвращается на опушку. Поэтому приучаю птиц возвращаться издали на вабило. В бесснежное время лучше применять вабило сделанное из белых крыльев, а в снежное -  наоборот,  из темных. Также,  для этой же цели привязываю к вабилу яркие красные ленточки.

    Телеметрия далеко не панацея. Она хорошо помогает отыскивать уже заловившего дичь  тетеревятника. Это важно  при проведении коммерческих охот  с клиентами,  или с какими либо другими  посторонними людьми. Сокращается время на поиски ястреба с добычей и вся охота выглядит динамичнее.
Если кто-то сильно напугает птицу,  чаще всего это бывают люди или собаки, то никакая телеметрия не поможет.

    Естественно, что ловчие птицы улетали, и будут улетать.  Всего невозможно учесть и предвидеть. Обычно интуитивно предчувствуешь  или знаешь, что нельзя пускать, но пускаешь.  Чаще всего это делаешь под давлением со стороны работодателей.  Бывает это и от  незнания посторонних людей,  как вести себя  с птицами.   Птиц пугают.  А иногда устаешь,  и начинаешь  по принципу:  «Была - не была».  Работа есть работа,    приходится идти на риск.  Вообще,  в моей жизни на охотах было столько казусных ситуаций  что,  перечисляя их,  получилась бы целая книжка в юмористическом репертуаре.  Обычно такие случаи хорошо запоминаются.
   Однажды, на выездной охоте, один из участников пошел отвязать самку тетеревятника  со своей   молодой борзой собакой. Не умея еще и отвязывать,  они с собакой  так ее напугали, что  пущенная   ястребуха пронеслась над фазаном через все поле,  и скрылась в лесу.  Когда я нашел ее по телеметрии, она,  не подпустив меня,  сорвалась и улетела. Я опять нашел ее,  и опять она не подпустив,  улетела.   Так повторялось раз десять. Птицу упустил, а охота была сорвана.
    Как пример приведу еще интересный случай отлета, хотя и не тетеревятника. Во время одного из праздников, я «гонял на вабиле»  при собравшейся толпе балобана.  Неожиданно начали стрелять из ракетниц. Балобан  импринт,  который прожил у меня три года и был абсолютно ручным,  рванул  по прямой  и скрылся из виду. Поиски в течение нескольких дней,  ни каких результатов не дали.

   Какой ястреб  лучше?  Часто можно слышать среди сокольников обсуждение этой темы.  Г.А. Деменчук  осадил меня крепкими словами, когда я,  показывая на двух молодых самок,  привезенных  мною ему из Москвы,   говорил,  что лучше та,  которая    светлее.
-Откуда ты  это знаешь?  Болтун. Сначала обучи, поохоться  с ними обоими,  а потом говори какая  из них лучше,  - были его слова.
После этого,  у меня на всю жизнь пропала охота  вести диалоги  на данную  тему.
Могу сказать только одно, что лично я не люблю белых тетеревятников за их постоянное попискивание (сигнал тревоги в соколятне),  и маркое оперение.   Из  наших,  обычных   серых,   люблю жадных к еде и спокойных.

   Просматривая на дисках слеты зарубежных сокольников, очевидно, что процент тех, кто  содержит тетеревятников,  за последние два десятилетия сильно сократился. Основная причина видимо то, что слишком много ястреб отбирает времени для поддержания его в рабочем состоянии. В Европе с тетеревятником в основном охотятся на дикого кролика.  Но,  все чаще для этих охот, там  заводят себе или краснохвостого канюка, или ястреба Харриса.
Хорош тетеревятник в Азии для охоты на зайца толлая  и  фазана.
У нас, на мой взгляд,  довольно результативно можно охотиться на ручьях по днищам балок на уток, со второй половины лета.  Также  и на зимующих уток,  если их привадить к определенному месту подкормкой.
Зимой можно «охотиться»  на подсадного фазана.  Тетеревятник берет практически каждого поднятого.  Но,  это уже на любителя.

  Изложив, частично  этот свой опыт,  замечу,  что это мой личный опыт.  У  кого-то он может быть абсолютно противоположным в силу сложившихся других жизненных обстоятельств.

                                                                                                         Н. А. Санин, биолог-охотовед.

05 января 2010 г.
 Коллекция атрибутики  для соколиной охоты.
 Собирать эту коллекцию, я начал с трех киргизских клобучков, ловушки для отлова  балобанов и киргизских опутинок  с должиком, которые мне подарил в 1987 году, мой однокашник по ВСХИЗО, директор охотничьего хозяйства «Байдам-Тал», большой знаток и любитель соколиной охоты, трагически погибший в 1991 году Александр Ганиев.
Он также  подал мне идею собирать коллекцию.  Александр рассказывал, что какой то немец приезжал к ним в Киргизию, скупал у киргизских сокольников атрибутику,  увозил в Германию,  и там перепродавал.
Начал  собирать я гораздо позже,  когда в мои руки попал первый арабский клобучек.
Тот клобучек мне пришлось раскроить по швам, снять с него выкройку  и он в последующем, стал прототипом моих изделий.
В дальнейшем моя коллекция начала расти.
В основном, коллекционируемые вещи мне привозили или присылали в качестве подарков из-за границы, и лишь немногие я выменивал на свои поделки.
Огромную помощь  в сборе и формировании моей коллекции оказали Сергей Суслов, Георгий Стрелов,  Мухаммад Аль-Шамери,  Дахиль Аль-Ташах, Рустам Ильясов, Александр Бородин и многие другие сокольники, за что я им очень благодарен.
  Прошло более двадцати лет,  и теперь моя коллекция насчитывает около 300 экземпляров.
Основу составляют клобучки,  имеются  подвязки, рукавицы,  присады, бубенцы, вабила, различные ловушки и пеленки.
Все вещи изготовлены  иностранными сокольниками и фирмами, занимающимися изготовлением  атрибутики  для соколиной охоты.
Изделия российских сокольников не собирал.   В начале не находил ничего интересного.  В настоящее время большинство российских сокольников, атрибутику для своих птиц  делают сами, или приобретают зарубежную.
Настоящие шедевры в единичных экземплярах, в нашей стране,  на заказ делает  только  Анатолий Лунин. Одна из первых  работ была подарена мне мастером еще лет пятнадцать назад. Этот комплект хранится в моей коллекции.   Им я очень дорожу, но иногда все же приходится пользоваться, чтобы сфотографировать  птицу на перчатке.

Опишу  коллекцию подробнее по разделам.
  Клобучки.
Насколько мне известно,  из литературных источников, в мире существует 24 типа клобучков.  Все типы имеют свое принципиальное отличие.  Каждое отличие обусловлено спецификой охоты и видом птиц,  с которыми охотятся. Внутри каждого типа есть еще  свои модифицированные варианты. Наибольшее распространение имеют англо-индийский,  арабский  и голландский типы. В настоящее время  в мире у сокольников  появилось множество производных,  от смешивания различных типов клобучков.
В моей коллекции больше всего клобучков  арабского типа.  Их  около ста. Отбирал я их так, чтобы каждый чем то отличался от другого. Отличительная черта -  это стянутая на затылочной стороне гармошкой кожа.   Собранные мною клобучки  были изготовлены в Сирии, Пакистане, ОАЭ,   Саудовской Аравии, Кувейте.  Арабские  клобучки очень удобны в обращении и идеально подходят для напусков по снятию  клобучка, то есть, так как в основном и охотятся арабы.
Клобучки туркестанского типа затяжек не имеют.  Они подгоняются по размеру головы  конкретной птицы. В моей коллекции этот вариант представлен клобучками из Казахстана и Киргизии.  Эти клобучки очень удобны при охоте в зимнее время с беркутом,  верхом на  коне.   Здесь не нужно лезть зубами к затяжкам, чтобы раскрыть клобучек, а можно легко его снять даже  рукой одетой в рукавицу.
Во время работы в экспедиции по установке на соколов балобанов спутниковых передатчиков,  на Алтае, мне был подарен клобучек  Ника Фокса, с его инициалами NCF.
Имеется,   очень  оригинальный  клобучек, привезенный мне из  ОАЭ,  но не знаю на какую птицу, возможно на   ястребиного орла..
Афганский  клобучек  попал  ко мне из Узбекистана.

Подвязки.
Основа их  – это  арабские,  плетеные,  из капроновых ниток,  самых разных  расцветок и вариантов.  Мне очень травится этот тип подвязок и своих птиц я одеваю только в  плетеные  опутинки.  Этот тип опутинок с должиками очень надежен при содержании птиц.  Когда капроновые нити начинают изнашиваться или птица их расклевывает, это хорошо заметно в отличие от  простых кожаных. Хотя это и арабские подвязки, но использовать их в зимнее время намного удобнее.  Они при намокании  и обледенении не дубеют как кожаные. Кстати в России во времена царствования Ивана Грозного и Алексея Михайловича, тоже использовались плетеные опутинки, но они упоминаются как парадные.
Очень интересный вариант подвязок,  это  киргизские.  Их вертлюг сделан из рога козерога,  а на опутинках оригинальный узел.  Опутинки из сыромятной кожи, для их округления,  прокатывались  раскаленным утюгом. Вероятно,  это делалось,  для того чтобы опутинки меньше цеплялись  за различного рода мелкие колючие кустарники, которых в Киргизии в изобилии. И еще,  эти опутинки в два-три раза длиннее обычных. В связи с такой длинной, их просто наматывали на меховую рукавицу, во время охоты зимой верхом на коне.
В Европе и Америке,  обычно применяют, состоящие из двух частей, кожаные опутинки.

Бубенцы.
Бубенцы мне присылали и привозили в основном  из Англии и США.  Имеется также бубенцы  из Пакистана.  Бубенцы, чтобы звенели как можно звонче, делаются из самых различных сплавов, включая серебро.  Также применяются различные варианты их спайки, что хорошо видно на фото.
Бубенцы можно прикреплять на цевки, выше опутинок, на два центральных рулевых пера или на шею птицы.  Их основное предназначение – облегчить поиск заловившей дичь ловчей  птицы в  высокой траве, кустах и пр. В настоящее время намного эффективнее это делать с помощью телеметрии, и бубенцы начинают приобретать чисто декоративное значение.

Рукавицы перчатки и муфты.
Почти все они арабского и пакистанского изготовления.
Чаще всего на охотах применяются перчатки, реже рукавицы и муфты.
Муфты очень удобны при охотах с транспорта. Сокол хорошо удерживается на ней, вцепившись в матерчатое покрытие при тряске, во время передвижения на автомобиле.
В коллекции имеется оригинальная арабская муфта, для массажа  подошвы лап у птиц и предотвращения наминов в эту муфту вмонтирован кусок от пластмассового коврика.
Перчатки удобны в применении, но в мороз лучше пользоваться рукавицей. В ней меньше мерзнут пальцы.

Присады.
Присады  я  собирал только  арабские.  Мне нравится этот тип присад,  за их изящество, компактность и  легкость.  Кроме,    выточенных  из цельного куска  дерева,  имеются  и  разборные,  с  откручивающимися «блинами».    Арабские  присады особенно удобны в обращении при выездных охотах.  Они втыкаются, металлическим штырем в землю или песок  и к ним привязывается птица.  Даже если, птица,  раскачав присаду, выдернет из песка  металлический штырь, улететь она не сможет. Чтобы привязанный сокол не запутался, к сегменту должика, который привязывается  к присаде,  часто пришивается кожаная манжета. Благодаря этой манжете, должик легко вращается  вокруг присады, предотвращая запутывание птицы.

Жилетки и другие ловушки.
Жилетка – это традиционная арабская ловушка  для отлова соколов. В былые времена петли на жилетках делали даже из верблюжьего волоса. В настоящее время для изготовления петель применяется леска. В моей коллекции имеются  17 различных вариантов  жилеток, устанавливаемых на голубях, сплетенных  из капроновых ниток,  на проволочной основе или без нее. Есть и другие варианты, в том числе  на кожаной основе.
Кроме голубей,  жилетки устанавливают на горлинках, дроздах, бентамках и песчанках.
Другие ловушки, это петельная ловушка из Пакистана и  сети-стенки.
В моей коллекции есть и очень  простая  ловушка,  действующая по принципу южноамериканского бола. Это  резиновый шарик с ниткой. Балобан,  схватив приманку,  наматывает нить с шариком  себе на крыло и не может лететь.
Шар с петлями крепится к лапам манного сокола, обычно лаггара или шахина. Этому соколу сшиваются веки, и он пускается под  увиденного ловцом  балобана.   Балобан видя, что более мелкий сокол летит с «добычей», нападает на него и,  пытаясь отобрать, ловится в петли.
Моя коллекция продолжает расти.   Я  заинтересован  в контактах с людьми,  схожими с моими интересами.
Хочу отметить, что отдельные вещи в моей коллекции как,   наверное,   в любой другой коллекции,  имеют свою  довольно интересную историю.

                                                                                                      Н.А. Санин. Биолог-охотовед.

Моя Коллекция


05 января 2010 г.
Будни российского сокольника.
Несколько лет назад, зимой, мне пришлось работать   в  соколятне, специализированной  на выездных охотах с ловчими птицами. В  ней содержалось двенадцать хищных птиц разных видов. Наша работа заключалась в поддержании птиц в рабочей форме, и чтобы   в любой момент,  по команде хозяина  соколятни, мы могли выехать на охоту,  взяв с собой несколько разных птиц.
   За тренировками с утра до вечера дни пролетали однообразно. Наконец от нашего руководства поступила команда готовиться к выезду на охоту.  До выезда целая неделя.  Мы  еще усерднее наваливаемся  на тренировки и смотрим,  каких птиц  из общего поголовья лучше будет взять.
   В основном,  выезд был связан  с  опробованием  в охоте на лисицу молодого беркута.   Попутно, принято решение, взять  и других птиц для напусков на  подсадных фазанов.
Для подстраховки, на случай если молодой беркут не будет работать,  из двух старых беркутов  возьмем еще одного,  который  лучше  подготовлен к выезду.
А для охоты на фазанов,  решили взять  трехлетнего,  уже проверенного много раз выездами  самца балобана.  Еще берем  молодую самку ястреба тетеревятника,  обучаемую нами уже два месяца.   Попутно проверим и ее, как  работает.
   Настал день отъезда.  Встаю пораньше, чтобы все успеть.  Скоро за мной подойдет  машина,  и я должен подготовиться к этому времени.  Сажаю в ящик несколько голубей, для корма и  на всякий случай, чтобы созвать ястреба,  если не будет слушаться.  Укладываю,   в  походную сумку вабила, телеметрию и прочие приспособления. Двух беркутов и ястребуху пеленаю, а  балобана повезу на руке,  на рукавице.
   По приезду машины быстро загружаемся и отправляемся в путь. До места назначения более трехсот  километров. В дороге  делаем пару остановок и смотрим,  как ведут себя птицы.   Иногда приходится и перепеленать.
   Через восемь часов пути  мы прибыли  на частную охотничью базу. Нас гостеприимно встречают директор с охотоведом,  и показывают где разместиться.   Сразу  ищу места,  куда и как  рассадить птиц. Балобана,  оставляю в клобучке на веранде,  усадив на пенек, а остальных,   распеленав,  рассаживаю в клобучках  в сарае,  кого куда, главное чтобы не смогли дотянуться  друг до друга.  Если скинут клобучки, то могут сцепиться.
Рассадив птиц,  иду принимать участие в идущем во всю застолье и слушаю рассказы об охотах.   Как обычно  кто,  где бывал и что стрелял.
   На базе встаю рано утром. На улице начинаю мастерить подобия присад.  Благо бревен достаточно. Укладываю,  две на земле  и  третью сверху.  Получается что-то типа костра нодьи.  Эту конструкцию связываю посредине и ближе к краям.  В центре,  на самом верху делаю петли для подвязывания  птиц.  На  эти  примитивные присады,  высаживаю и подвязываю птиц. Каждую отдельно.   Егеря  с интересом рассматривают птиц,  и фотографируются с ними.
   Так незаметно пролетает время до обеда. После обеда на двух машинах, взяв балобана и ястребуху,  выезжаем в угодья.    Усевшись в УАЗик «Буханку»,  балобана держу на руке.  Заклобученную   ястребуху усадил себе на колено.  Полевая дорога.  Тряска.   Приехали  на место. Это огромное, запорошенное снегом поле на вершине холма с узкими березовыми полосами,  слепящее солнце,  и ветер.
   Оставив  ястреба в «Буханке» на сиденье,  вылезаю с балобаном на улицу.  Обе машины, джип и УАЗик , стоят рядом, параллельно друг другу. Вышла из машин и вся остальная команда, человек с десять. Сняв клобук с балобана,  пускаю его.  Низом,  прижимаясь к земле,  он полетел против ветра, приподнявшись повыше  и развернувшись,  по ветру спикировав вниз начал заходить на второй круг. Я отошел от толпы и подставил ему голову, покрытую вязаной шапочкой.  Балобан замедлив полет,  уселся мне на голову. Такой  трюк  всегда срабатывал, сработал и на этот раз. Всем это понравилось. Переманив балобана с головы  на руку, пускаю опять  его полетать.  Краем глаза вижу, как у егеря из мешка выскакивает фазан и бежит по полю. Балобан с круга, по ветру,  пикирует на фазана.  Петух, как заправский боксер-профессионал увернулся,  ловко присев  и уклонив голову  от просвистевших над ним когтистых балобаньих  лап,  и видя, что дела плохи,   побежал  под машины.  Что тут началось!  Вся толпа, вместе с балобаном  кинулась ловить фазана.  Уворачиваясь от всех, кто его пытался  схватить,  фазан,  ловко лавируя между колесами  и людьми, перебегает от одной  машины к другой. А балобан,  то бегает  за ним под машинами то,  чувствуя, что ноги у него коротки, взмывает  вверх, зависает   и пикирует,   пытаясь поймать фазана перебегающего от одной машины к другой.  Наконец фазана отгоняют от машин,  и он бежит  по полю.  Балобан  пикирует по ветру и промазывает.  Еще несколько раз успел  увернуться фазан,  пока его,   схватил балобан.  Подбегая к ним, успеваю отобрать фазана невредимым.
Дав отдышаться и поклевать голубятины, одеваю балобану  клобук и усаживаю  в машину на сиденье.
   Подошла очередь тетеревятника. Эта молодая самка была поймана  два месяца назад,  и мы еще ни разу не выезжали с ней на охоту. Притравка по фазанам тоже не проводилась.
Сняв клобук, даю ей время привыкнуть к слепящему солнцу и снегу. Проверяю  реакцию на пищу.  Идем  по посадке,  куда  заблаговременно были выпущены фазаны. Первый взлетевший фазан полетел по ветру, удаляясь от посадки. Ему  вдогонку,   с руки срывается ястребуха.  В отличие от фазана ястребу по ветру лететь неудобно.  Вижу,  как сильный ветер уносит петуха,  и разрыв между птицами растет.  Положение спасло то, что фазан свернул в посадку, а ястреб - ему наперерез.  Обе птицы скрылись из виду.  Бегу  за ними.   Вся остальная команда, попрыгав в машины, начала «обрезать».
«Что будет с балобаном?» - вспоминаю  про оставленную на сиденье машины птицу.
Подбежав,   вижу,  что ястреб уже удавил фазана и ощипывает ему шею. Переманиваю его на голубиное крыло, зажатое в рукавице.
Делаем  еще два напуска.  Обоих  петухов   ястребуха  берет на опушке, когда те пытаются  укрыться среди деревьев.  Кормлю ее,  и мы все возвращаемся на базу.
   На базе,  пока еще светло,  проверяю готовность беркутов,  напуская их  на  вабило.  Беркута, хуже других птиц переносят стрессовые ситуации, плохо реагируют на новую обстановку и боятся незнакомых людей.   Неожиданно для меня,  молодая птица пошла на вабило  активнее старой.
   Поздно вечером подъехали те гости,  из-за которых  и затеялась вся эта охота. Опять застолье.  Сегодняшние  фазаны и шурпа из них. Просматриваем  снятую  на видеокамеру сегодняшнюю «охоту».   Один  из гостей рассказывал, что он охотился в Астраханской области и там столько уток что,  даже  стреляя,  не целясь,  все равно не промахнешься.  Вот бы махнуть туда мне,  с ястребами.
   Утром опять выезд. Вчера всем понравилось, поэтому решили на фазанов. Опять беру балобана и тетеревятницу.
Приехав на место, выходим  из машин.  Но сегодня погода совсем другая, бешеный  ветер, да еще с поземкой.  Егеря,  посмотрев на такие проказы природы,  попрятались в УАЗик.
Снимаю клобук и пускаю  балобана.  Его понесло ветром  через балку,  и он скрылся из виду за лесом.
«Вернется или не вернется?» - мелькнуло в мыслях, и я пожалел,  что не повесил передатчик.  Стою на ветру,  крутя  вабилом.  Минут через десять,  показывается балобан, летящий в моем направлении  над самым снегом.
«Вытянул... Молодец!» - порадовался я.
Подлетев ко мне балобан,  мажет  по вабилу,  взмывает свечкой вверх, зависает,  как воздушный змей и,  падая  вертикально вниз,   опять промазав,   тычется  грудью в снег.  Какая уж тут охота.   Даю ему клюнуть несколько раз голубятины,  заклобучиваю и усаживаю  в машину греться.
   Настала очередь ястреба.  Загонщики ушли выпугивать фазанов. Первый фазан взлетает  далеко и  его несет  ветром через поле. Сорвавшись с руки,  ястреб делает  попытку  догнать, но бросает  и, развернувшись против ветра,  усаживается  на макушку  высокой березы. Покачиваясь  на гибкой ветке на ветру с приоткрытыми крыльями, увидев внизу  пробегающего фазана,  падает  на него сверху камнем,  и ловит у ног загонщика.  Успеваем  отобрать петуха живым.
   Для следующего загона сделали небольшое перемещение. В разрыве посадки выставляется  линия стрелков. Я, с ястребом,  встал с подветренной стороны посадки перед стрелками.  Взлетевший  фазан летит на стрелков,  и следом за ним срывается ястреб.  Выстрел.   Вижу,  как падает подбитый фазан,  и как его еще не успевшего упасть на землю подхватывает ястреб. Это было зрелищно, на глазах почти всей группы. И всем  это понравилось. Ну а я, как говорится  «от греха подальше»,  и, видя такое дело,  кормлю  ястребуху. Сославшись на то,  что она  уже успела  наклеваться,  и не будет больше работать,  прекращаю охоту с ней.
   За обедом все делились впечатлениями о работе ястреба. Видимо такие нестандартные ситуации лучше врезаются в память. Особенно всем понравилось  то,   что ястреб словил  подбитого фазана в воздухе,   не дав ему упасть на снег.
  -Теперь я знаю, что такое ястреб в охотничьих угодьях!- восхищенно сказал директор охотничьего хозяйства.
А один молодой егерь попросил меня научить  его обучать ловчих птиц.
Я же знал, что это чисто случайность.  И что  в этом  хорошего?  Разве это работа ловчей птицы!
   После обеда выезжаем с беркутом.  Беру старого. Он надежнее.  В УАЗике, беркут чтобы удержаться на рукавице при тряске,  взмахивает крыльями и стегает ими сидящих  рядом.  Знаю, что это довольно ощутимо, но все терпят и молчат. По дороге высаживаем  загонщиков.
Приехали на место.  Выхожу  с беркутом из машины.   Выставляется  линия стрелков, и сзади их на  поле,  я с беркутом.  Пускать беркута  буду в том случае, если лисица умудрится пройти через  стрелков и выбежать на открытое поле.  Сразу понимаю,  что это бессмыслица, но как говорится - начальству виднее.  Стою  на ветру.   Заклобученный беркут, предчувствуя работу начал волноваться.  Он крутит головой,   когтит  в возбуждении рукавицу,  раскрывает крылья. Сразу ощущаю орлиную подъемную силу. Подставляю его боком к ветру, что бы сложил крылья,  иначе  или не удержу, или слетев,  он повытягивает лапы.
Послышались крики загонщиков,  и через некоторое время раздался выстрел. Лисицу застрелили в  заросшей бурьяном ложбинке. Она  даже не успела выскочить  на чистое место.
Следующий загон прошел впустую.  Что не пришлось пустить беркута, доволен один я.
Пущенный, и проловивший лисицу,  он наверняка бы взмыл на таком ветру. Ищи его потом.
.Вечером, в сумерках,  обдирая лисицу,  я порезал ножом палец. Зная, что район неблагополучен по бешенству,  ощущение не из  приятных.  Сразу как-то тоскливо стало,   и беркутов содержать расхотелось, и охотиться с ними.   Если бы это не было работой,   держал бы для себя пару тетеревятников.  И птица простая в обучении, и ловит хорошо, и то,  что поймает съесть можно, и улетит не жалко - сплошное удовольствие от ястреба.
   Опять застолье.  Водка, мясо, шурпа.  Все, кроме меня, сочувствуют, что из-за  погоды не получилось охоты с беркутами. Руководство решает  повторить это через месяц и уезжает ночью в Москву. А мы остаемся.  Птицы накормлены,  не повезу же я их  с набитыми мясом зобами.
 Утром, тот,  кто должен отвезти меня назад,  на нашу базу, до обеда приходит в себя.  Потом дорога.  И уже на базе, ночью, уставшие от пеленок  и дороги птицы с радостью прыгают на свои присады.  Для них такая охота тоже работ


Количество просмотров: Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
На сайте сейчас
Общение на сайте
You can ask in next year. We try to help you.. Alex 04 октября 2012, 11:08 // Гостевая книга/Guest Book -

Dear friends, I want to buy a Albidus Buteoides, i live in Holland and i have falcons,.. KaBe 04 октября 2012, 00:17 // Гостевая книга/Guest Book -

Все отлично, начал летать. Сидит в отдельном вольере.. Alex 24 сентября 2012, 14:01 // Гостевая книга/Guest Book -

СРОЧНО!!! Как поживает наша находка? Ястреб привезённый 7 августа в 23:00 из.. Сергей 07 августа 2012, 22:37 // Гостевая книга/Guest Book -

Best Wishes!, .. name 21 мая 2012, 23:37 // Гостевая книга/Guest Book -

Посмотреть все
Icon_feed